ГЛАВНЫЙ ХИТ КНИЖНОГО АУКЦИОНА – «РУСЛАН И ЛЮДМИЛА»
В «Доме антикварной книги в Никитском» состоялся аукцион, называвшийся «Золотой и серебряный века русской литературы: редчайшие книги и рукописи из частного собрания». На нем были представлены прижизненные издания и автографы классиков – Лермонтова, Гоголя, Баратынского… Но популярнее всех, как водится, оказался Пушкин: первое издание его юношеской поэмы «Руслан и Людмила» было продано за 260 тысяч долларов (при стартовой цене в 180 тысяч).

Гоголь не все экземпляры сжег


Опубликована книга была в 1820 году, издание на обычной бумаге стоило 10 рублей, а на высококачественной веленевой – 15. Уже тогда поднялся ажиотаж: книгу быстро раскупали, а продавцы в книжных лавках Ивана Сленина, сообразив, что в их руках бестселлер, сразу подняли цену на оставшиеся экземпляры до 25 рублей. Сейчас первое издание «Руслана и Людмилы» считается одной из самых ценных книг XIX века, какие вообще можно найти на рынке, мечтой (или, если повезло, гордостью) любого букиниста.

Традиционно прижизненные издания классиков пользуются очень большим спросом. Если у вас дома завалялось первое издание «Героя нашего времени», напечатанное в 1840 году и сохранившее идеальное, «девственное» состояние, не думайте просить за него меньше 100 000 долларов (кстати, такой экземпляр как раз и был представлен на аукционе).

Коллекционеры готовы выкладывать невероятные деньги, например, за «Ганца Кюхельгартена» – первое произведение Гоголя, напечатанное под псевдонимом В. Алов (критики разругали эту поэму, и несчастный Гоголь скупил и сжег почти все экземпляры, а те, до которых не дотянулся, для библиофилов ныне являются настоящими драгоценностями).

Колокольчик гулко брякает, оповещая о моем приходе обитателей «Дома антикварной книги в Никитском». Внутри — как в маленькой библиотеке: полки, столы, витрины — везде живут книги, от которых веет роскошью и стариной. В конце зала, спрятавшись в импровизированном замке из вековых переплетов, работает эксперт Министерства культуры, вице-президент Гильдии антикваров-книжников и хозяин «Дома» Сергей Бурмистров. Несколько лет назад он избавился от зависимости коллекционировать, превратив хобби в бизнес, и первым в стране начал проводить аукционы, где лотами были автографы писателей и поэтов.

— Настоящие библиофилы свои редкие книги не читают. Для них открыть издание «Евгения Онегина» с еще неразрезанными страницами — преступление. Это артефакт, — говорит Сергей.

На корешке - знак Николая Второго

— Халаты, перчатки — это на камеру. Только голыми пальцами чувствуешь текстуру страницы и красоту переплетной работы. Попробуйте, — Сергей протягивает мне книгу «Ироическая песнь о походе на половцев,1800 год». — Это культовая для библиофила вещица. Во время пожара 1812 года почти все экземпляры вместе с рукописью древнерусского произведения сгорели. А на титульном листе этого — еще и владельческая помета востоковеда XIX века Вельяминова-Зернова. На форзаце — надпись второго мужа Анны Ахматовой «Владимир Шилейко».

Коллекционеры по крупицам собирают свои библиотеки, разыскивая редчайшие вещи. После смерти собирателей их потомки не всегда принимают такое наследство и выставляют коллекции на аукционы. Жизнь книги можно проследить по знакам на ее страницах и переплете. Сергей достает нижнюю книгу из стопки — сочинение о производительной силе России 1894 года — на корешке вытиснен книжный знак последнего русского императора Николая Второго.

Все книги, представленные на аукционе, — роскошь для антикварного рынка, оцененная в 30 миллионов долларов. Это три тысячи наименований, около шести тысяч томов. Антикварные книги с каждым годом становятся только дороже, растет и их инвестиционная привлекательность. Среди критериев оценки книги на первое место выходит экземплярность. Книга должна быть не попорчена плесенью и жучками. Поэтому для сохранности томов так важно соблюдать влажностный режим и беречь их от прямых солнечных лучей.

— Книга ценится в том виде, в котором она выходила из печати. На нашем аукционе среди пушкинских изданий будет представлено первое издание «Евгения Онегина» в тетрадках — так роман выходил в течение пяти лет глава за главой, по мере того как Пушкин писал его, — объясняет Сергей Бурмистров и подводит меня к витрине, откуда достает восемь тетрадей, каждая — в отдельном картонаже конца XIX — начала XX века. Оценка комплекта — 250–300 тысяч долларов. — Если бы экземпляры были в издательских обложках, то есть в том виде, в котором сам Пушкин получал книги из печати, то комплект оценивался бы уже в сумму около миллиона.

А вот в советское время средняя по цене антикварная книга была доступна и для интеллигенции, и для рабочих. Но время диктует свои правила. Сейчас в России любителей редкой книги значительно меньше, серьезных коллекционеров всего около 50 человек.

Оксана Полякова

Комментарии наших читателей

Добавить комментарий

Ваше имя:
Сообщение:
Отправить

Октябрь 2014

Специальное предложение

Наталья Желнорова

 

Читать книгу
Натальи Желноровой

"ГОРЕЛА ВРЕМЕНИ СВЕЧА" 
 

Читать книгу
Владимира Савакова и
Натальи Желноровой
"НОЧНОЙ ДИКТАНТ"

 

Читать книгу
Владимира из п.Михнево
"ТЫ ОТКРОВЕНИЯ УСЛЫШИШЬ
ИЗ ПОТАЕННОЙ ГЛУБИНЫ"

 

Дом-Усадьба Юрия Никулина открывает свои двери! 

 

РОССИЙСКОЕ ИНФОРМАЦИОННОЕ АГЕНСТВО 


 

Если вы хотите оказать нам помощь в развитии сайта и нашей благотворительной деятельности - разместите наш баннер на вашей страничке!




Органайзер доброго человека

Вывезти на свежий воздух и весеннюю прогулку свою семью.
Пригласить в гости старого друга.
Позвонить маме и отцу.
Отдать книги, диски и игрушки многодетной семье.
Помочь безработному соседу устроиться на работу.
Поговорить о жизни с сыном.
Оплатить (хоть раз в год) квартиру бедного родственника.
Подарить жене цветы.
Подумать о своем здоровье.
Отдать давние долги.
Покормить птиц и бездомных собак.
Посочувствовать обиженному сослуживцу.
Поблагодарить дворника за уборку.
Завести дневник для записи своих умных мыслей.
Купить диск с хорошим добрым фильмом.
Позвонить своей любимой учительнице.
Поближе познакомиться с соседями.
Помолиться об умерших родных и друзьях.
Пожелать миру мира и любви!