ПОЧЕМУ ВРЕМЯ УБЫСТРЯЕТ СВОЙ ХОД

 

Как быстро летит время! Такое часто можно услышать от пожилых людей. Бурчат по-стариковски, не успевая что-то сделать из-за своей немощности и нерасторопности? Или им так кажется? Ни то и не другое. Восприятие времени реально меняется с годами. Более того, подобные ощущения отнюдь не субъективные, а вполне себе физиологически обоснованные. Это недавно доказали исследователи из Калифорнийского университета - Масамичи Хаяши (Masamichi J. Hayashi) и Ричард Иври (Richard B. Ivry). И объяснили, почему так происходит. О чем сообщили в журнале Journal of Neuroscience.

О существовании феномена свидетельствовали многочисленные эксперименты, проведенные ранее. Ученые набирали добровольцев разного возраста – как правило, от 15 до 90 лет. И просили их отсчитать в уме некоторое количество секунд – например, 120.

Результаты получались удивительными. Те испытуемые, которым было от 15 до 29 лет, «управлялись» в среднем за 115 секунд. В группе, в которую входили люди от 30 до 49 лет, 120 секунд длились 96 секунд. А для тех, кому было за 50, пролетали за 86 секунд. Оценки молодых и пожилых отличались почти на 25 процентов. Из чего, собственно, и были сделаны выводы о том, что с годами у людей меняется ощущение хода времени. У стариков час длится 45 минут, месяц - 3 недели, а год - 9 месяцев.

Природу получаемых результатов никто из экспериментаторов объяснить не мог. Они лишь предполагали, что феномен вряд ли связан с уже известными «внутренними часами», имеющимися в каждом организме. Теми, которые отсчитывает так называемые циркадные ритмы - периоды сна и бодрствования в пределах суток - и, отмеряют миллисекундные, совершенно крохотные промежутки времени, необходимые для осуществления моторных функций. То есть, движений.

В последствии появились данные, из которых следовало, что в отсчете секунд и минут нашему организму участвуют совсем другие «часы» - нейроны, расположенные в теменной доле – в ее надкраевой извилине.

Эксперименты Хаяши и Ирви продемонстрировали: нейроны нашего «секундомера» с годами «изнашиваются» словно шестеренки в старых механических часах. Или устают от постоянной информационной нагрузки – как мышцы от непосильных упражнений. И уже не поспевают за другими нейронами. В результате ощущение времени искажается.

О сбоях в работе нейронов SMG свидетельствовали томограммы. Активность «чувствительных к времени» нейронов заметно падала как раз тогда, когда испытуемые нудно отсчитывали в уме секунды и минуты.

Чем больше "устает" чувствительная к времени извилина, тем сильнее искажено восприятие времени.

Имеются, впрочем, и другие идеи. Одни оппоненты нынешних экспериментаторов считают разумной модель, которая предполагает существования некого «водителя ритма» - устройства, чем-то похожего на кардиостимулятор. Последовательность импульсов, которые оно излучает, фиксирует особый накопитель - словно бы записывает на магнитофонную ленту. И оценивая, сколько времени пришлось ждать, скажем, автобус, караулить закипающий чайник, отсчитывать в уме секунды, мы каждый раз "прокручиваем" эту ленту.

Другие полагают, что механизм гораздо сложнее. И в хронометраже участвует не какой-то один, а сразу несколько отделов мозга. Иными словами, внутренние часы большие - чуть ли не на всю голову.

Владимир ЛАГОВСКИЙ, КП

 

Покорение времени

Набросок теории субъективного времени попытался предложить психолог Стив Тейлор в работе «Покорение времени». Его теория сводится к двум основным принципам:

Скорость хода времени зависит от количества информации, которую мы усваиваем и обрабатываем. Чем больше информации, тем медленнее идёт время.

Скорость хода времени зависит от того, насколько сильно наше эго. Чем слабее эго, тем медленнее идёт время.

Дети перерабатывают чудовищное количество информации. Всё для них кажется новым и заслуживающим внимания. С возрастом внимание ослабевает: ощущение собственного тела, контуры предметов и текстуры поверхностей всё реже задерживаются в нашем сознании. Вспомните, когда вы в последний раз по-настоящему «видели» дома и прохожих по дороге на работу? Если что-либо становится привычным, мы перестаём обращать на это внимание. Как писал Уильям Джеймс, «каждый прожитый год превращает часть нашего опыта в рутину».

Время начинает идти быстрее. Когда мы заняты одним и тем же, недели и месяцы сливаются в один неразличимый поток.

Способность свежим взглядом смотреть на окружающий мир иногда пробуждается и у взрослых — например, во время путешествий. Поэтому, когда мы возвращаемся из поездки в другую страну, нам кажется, что прошло гораздо больше времени, чем на самом деле, и мы удивляемся, что вокруг по-прежнему ничего не изменилось. Для нас прошли месяцы, а для окружающих мы отсутствовали всего пару недель.

Дело тут именно в количестве информации, которую нам приходится впитывать. Другие запахи, цвета, правила поведения, другая манера разговаривать — всё это выбивается из привычных ходов мышления и потому задерживает на себе наше внимание. Мы уже не погружены в себя, а открыты новым впечатлениям. Время замедляется. День вмещает в себя столько событий, сколько, казалось раньше, он не может в себя вместить.

Эту закономерность можно продемонстрировать с помощью несложных экспериментов. Психолог Роберт Орнштейн ещё в 1960-е годы обнаружил взаимосвязь между временем и воспринимаемой информацией. Он показывал студентам различные изображения и рисунки, а затем просил оценить количество времени, которое занял процесс рассматривания. Участники, которым доставались самые сложные изображения, почти всегда завышали временной интервал.

Те, чьи рисунки располагались в случайном порядке, а не выстраивались в связную историю или логическую последовательность, тоже увеличивали оценку пройденного времени. Логика ускоряет восприятие, поэтому ускоряется и время. Отрывок из фортепианного концерта Рахманинова, скорее всего, покажется вам длиннее аналогичного отрывка из «Музыки для аэропортов» Брайана Ино. Даже если он идёт одинаковое количество времени, информации в нём будет гораздо больше.

С другой стороны, время идёт быстрее, когда нас что-то увлекает.

Поэтому многие склонны «убивать время» за просмотром телепередач, листанием ленты новостей или чтением романов. Казалось бы, во время чтения мы воспринимаем много информации — значит, время должно идти медленнее. На самом деле информационную насыщенность книги невозможно сравнить с насыщенностью даже получасовой прогулки. Во время чтения работает лишь малая часть нашего сознания. Прогулка (если мы внимательны к тому, что происходит), задействует гораздо больше наших чувств и ощущений, чем восприятие текста.

То же самое можно сказать о фильмах и телепрограммах. В состоянии пассивной сосредоточенности время бежит быстро, потому что мы не совершаем собственных действий и не получаем обратной связи от мира. Но сосредоточенность может быть и активной. Михай Чиксентмихайи назвал это состоянием потока или «оптимального переживания». Когда мы полностью погружены в своё дело, время перестаёт иметь значение. Оно будто бы растворяется.

Дело в том, что в состоянии потока растворяется не только время, но и эго. Каждому, вероятно, удавалось пережить моменты предельной сосредоточенности, когда ты есть то, что ты делаешь, и ничего больше. В эти моменты затихает привычная мысленная болтовня, которая обычно сопровождает любое наше действие. Эго — это и есть источник этой болтовни и хаотичной смены внутренних образов. Эго — рассказчик историй, который объясняет, кто мы такие и что здесь делаем, непрерывно судит вас и всех окружающих.

Именно эго заставляет нас мысленно переживать прошлое и представлять будущее.

Поэтому мы прокручиваем в голове ту резкую фразу, которую сказали вчера подруге, и думаем о том, что съедим сегодня на ужин. Именно эго виновато в том, о чём ещё в XVII веке сетовал философ Блез Паскаль: «Мы так неразумны, что блуждаем во временах, нам не принадлежащих, не думая о том, которое дано нам». Моменты растворения эго — это моменты, когда время уже не имеет значения. Всё, что у нас остаётся — это настоящее, которое находится в нашем распоряжении.

Некоторые мыслители уже давно обвиняют эго во всех смертных грехах и называют его патологической формой сознания. С этим трудно согласиться — совсем без эго мы жить всё-таки не можем. Без него мы бы превратились в психотиков, переживающих разрозненные мгновения и не знающих, как связать их в одну жизненную историю.

Эго лучше не уничтожить, а обуздать. Время от времени избавляться от мысленной болтовни и переживать опыт настоящего — значит сохранять контроль над собой и своим временем. Способов этого контроля множество: от ведения дневника до медитации.

Норвежский антрополог Томас Эриксен в книге «Тирания момента», посвящённой ускоренному темпу современности, перечислил некоторые формы дефицита, характерные для нашей эпохи, которая кажется временем изобилия. Эриксен считает, что сегодня нам особенно недостаёт следующих вещей:

·        Неспешный ход времени

·        Уверенность

·        Предсказуемость

·        Осознание своей принадлежности к общности и понимание, кто ты в этом мире

·        Обоснованность, понимание и связность

·        Чистота окружающей среды

·        Кумулятивный, линейный, органический рост

·        Истинные переживания (не иронические и не спровоцированные средствами массовой информации)

С середины XX века экономический рост и новые технологии сделали работу гораздо более эффективной. Но, вопреки всему, у нас стало не больше, а меньше свободного времени. То, что остаётся от работы, заполняют развлечения и вездесущая информация. Как пишет Эриксен, «налицо все признаки того, что в эпоху информации невозможно додумать до конца ни одной мысли».

Именно эго обеспечивает уверенность, предсказуемость и понимание того, кто ты в этом мире. И если сегодня нам недостаёт этих вещей, то наше эго не усилено, а ослаблено.

Выходит, что у нас не получится обрести контроль над своим временем только благодаря постоянным путешествиям или мечтам о возврате в невинное детство. Из теории психологической относительности следует, что восприятие времени зависит от количества воспринимаемой информации. Чем больше информации, тем больше времени — но при условии, что восприятие должно быть активным, а не пассивным.

Эта теория также утверждает, что источником субъективного времени является наше эго. Получив контроль над собственным эго, мы получим контроль над временем. И тогда, может быть, наконец перестанем метаться между спешкой и скукой. Оба эти состояния воспринимаются как негативные. Избавившись от них, можно подойти к оптимальному проживанию времени, когда часы тебя не подгоняют, но и не тяготят своей медлительностью.

Олег БОЧАРНИКОВ

Комментарии наших читателей

Добавить комментарий

Ваше имя:
Сообщение:
Отправить

Специальное предложение

Наталья Желнорова

 

Читать книгу
Натальи Желноровой

"ГОРЕЛА ВРЕМЕНИ СВЕЧА" 
 

Читать книгу
Владимира Савакова и
Натальи Желноровой
"НОЧНОЙ ДИКТАНТ"

 

Читать книгу
Владимира из п.Михнево
"ТЫ ОТКРОВЕНИЯ УСЛЫШИШЬ
ИЗ ПОТАЕННОЙ ГЛУБИНЫ"

 

Дом-Усадьба Юрия Никулина открывает свои двери! 

 

РОССИЙСКОЕ ИНФОРМАЦИОННОЕ АГЕНСТВО 


 

Если вы хотите оказать нам помощь в развитии сайта и нашей благотворительной деятельности - разместите наш баннер на вашей страничке!




Органайзер доброго человека

Вывезти на свежий воздух и весеннюю прогулку свою семью.
Пригласить в гости старого друга.
Позвонить маме и отцу.
Отдать книги, диски и игрушки многодетной семье.
Помочь безработному соседу устроиться на работу.
Поговорить о жизни с сыном.
Оплатить (хоть раз в год) квартиру бедного родственника.
Подарить жене цветы.
Подумать о своем здоровье.
Отдать давние долги.
Покормить птиц и бездомных собак.
Посочувствовать обиженному сослуживцу.
Поблагодарить дворника за уборку.
Завести дневник для записи своих умных мыслей.
Купить диск с хорошим добрым фильмом.
Позвонить своей любимой учительнице.
Поближе познакомиться с соседями.
Помолиться об умерших родных и друзьях.
Пожелать миру мира и любви!