Анатолий ЩЕЛКУНОВ, писатель, член правления Общества друзей Болгарии: «В БОЛГАРИИ ПОМНЯТ РУССКОГО ДИПЛОМАТА…»
Многие годы службы А.В. Шелкунова в МИДе связаны с Болгарией: с 1985 по 1991 г. – советник посольства в Софии, с 2005 по 2009 гг. – генеральный консул России в Варне, почётный гражданин этого города, автор книг о деятельности дипломата А.В. Рачинского. В День дипломатического работника, отмечаемого в России 10 февраля, уместно вспомнить о таком человеке, как вице-консул Александр Викторович Рачинский – первый штатный российский дипломат в Варне в середине XIX в., много потрудившийся для славянского единения и возвращения национальной культуры на болгарскую землю после многих лет турецкого владычества.

– Анатолий Викторович, где вы впервые узнали о дипломате Александре Викторовиче Рачинском, в Москве или в Болгарии?
– В книге «Александр Рачинский», я пишу, что впервые имя Александра Викторовича услышал в Варне, прибыв на работу в консульство. Его именем названа одна из центральных улиц. Вполне естественно, у меня возник вопрос, что было сделано этим русским человеком, заслужившим такое признание жителей болгарского города. Директор музея Возрождения Станка Димитрова рассказала мне, что муниципальные власти таким образом выразили свою благодарность первому российскому вице-консулу за его продвижение национального языка в таких сферах, как образование и богослужение. До прибытия Рачинского обучение в школах было на турецком языке, богослужение велось на турецком, а церковное песнопение – на греческом. За короткий период Александр Викторович сделал всё возможное для появления в Варне школы на болгарском языке и содействовал появлению таких школ в других городах и селениях консульского округа.

Для меня стало открытием и то, что Рачинский был инициатором и одним из организаторов Московского славянского благотворительного комитета. С полным правом можно сказать, что это первая российская неправительственная организация в постниколаевскую эпоху, которая занималась народной дипломатией. Она сыграла особую роль в освобождении балканских народов от чужеземного ига в XIX столетии.

– Какие задачи были поставлены перед Рачинским Министерством иностранных дел, когда он отправлялся на дипломатическую службу в Болгарию? Каковы были особенности этой миссии после Крымской войны?

– Рачинского направил в Варну директор Азиатского департамента МИД Егор Петрович Ковалевский. Это поистине выдающаяся личность отечественной дипломатии, незаслуженно забытая неблагодарными потомками. Уместно при этом будет вспомнить слова А.С. Пушкина, взятые в качестве эпиграфа и для моей книги: «Великие люди у нас исчезают бесследно. Мы ленивы и нелюбопытны». Ковалевский был самым верным помощником А.М. Горчакова в преодолении нессельродовской дипломатии и утверждении её новых принципов, основанных на подлинно национальных интересах. Направляя Рачинского в Варну, Ковалевский наставлял его добиваться выполнения в консульском округе положений Кючук-Кайнарджийского договора, в соответствии с которым Турция обязалась «не препятствовать совершенно свободному исповеданию христианства», строительству новых церквей и «исправлению старых» и почитать духовенство с должным оному чину отличием». После Крымской войны, когда Россия, по Парижскому договору, потеряла возможность по государственной линии оказывать содействие православным христианам, Рачинский сумел найти такие формы помощи, благодаря которым не было прервано наше духовное единение.

– Почему в Болгарии чтят память о А.В. Рачинском, а в России, как и в советские годы, о нём никто не вспоминает?

– Частично на этот вопрос я ответил словами Пушкина. По опыту своей работы в Болгарии знаю, что там жива благодарность к тем русским людям, которые помогали в её национальном возрождении. Практически в каждом городе и селении можно встретить улицы, названные их именами и памятники, им посвящённые. При этом надо понимать, что эту память хранит народ, но не болгарские политики. У многих из них другая память и другие герои.

– Работая над книгой о русском дипломате, вам пришлось много работать в архивах, что вы узнали об участии А.В. Рачинского в Крымской эпопее?

– Участию Александра Викторовича в Крымской войне посвящена глава книги «Ополченец». Она написана на основе публикаций его писем в журнале «Русская беседа». Осенью 1855 г. он в составе Смоленского ополчения попадает в Южную Бессарабию, где знакомится с болгарскими переселенцами, а чуть позже с болгарским добровольческим отрядом. Благодаря частому общению с болгарами изучает их язык, обычаи, узнаёт многое из истории этого близкого нам балканского народа. Это сыграло, можно сказать, судьбоносную роль в его жизни.

– Чем было вызвано уединение Рачинского в Ниловой пустыне на Селигере?

– В 1867 году Александр Викторович вернулся на родину из Вильно, где находился в течение двух лет в командировке по линии министерства внутренних дел в качестве мирового посредника. В его отсутствие (надо помнить, что это было пореформенное время) у семьи накопились долги, поскольку хозяйство его было малопродуктивным. А на государственной службе капиталов он не нажил. Поэтому он продаёт свои имения, определяет сына на военную службу, вырученные средства оставляет жене с подрастающей дочерью, а сам поселяется в монастыре Нилова пустынь. В качестве дара он передаёт монастырю свою библиотеку, которая включала множество книг на разных языках по истории, литературе и культуре славянских народов.

– Что вам удалось узнать о его семье?

– К сожалению, материалов на эту тему не так уж и много. О его семье рассказывает находящийся в архиве МИД России «Формулярный список» (Личное дело). Из него мы узнаём, что он родился в 1826 году, «женат на дочери полковника Николая Александрова. У него двое детей: сын Виктор двенадцати лет и дочь Екатерина четырёх лет». (Формуляр был составлен в 1860 году). Он из дворян. В разных его селениях в Бельском уезде Смоленской губернии (сейчас Бельский район входит в Тверскую область) насчитывалось до 580 душ. Он получил хорошее домашнее образование. Службу начал в 1841 году.

– Каковы перспективы развития отношений России и Болгарии? Сегодня чувствуется напряжённость в этих отношениях, нет былой теплоты, нет на наших рынках традиционной болгарской продукции... Поправимо ли, на ваш взгляд это положение?

– Болгария смотрит в сторону Евросоюза и США. Вызвано это теми глубинными геостратегическими процессами, которые произошли на рубеже веков. Не буду долго распространяться на эту тему, поскольку об этом уже много написано за последние годы. Скажу лишь, что здесь во многом виноваты и отечественные политики высоких рангов, которые были лишены осознания исторической ответственности при осуществлении реальных политических шагов. Мир всегда был взаимосвязан, а в наше время эта связь ещё более усилилась. Перспективы развития отношений России и Болгарии во многом зависят от того, какую роль в мире будет играть наша страна. Политику с позиций слабости не проводят…

– Рачинский был ярым славянофилом и довольно смелым человеком. Как наши отечественные западники воспринимали славянофильскую политику Рачинского как дипломата на Балканах?

– Я вообще склонен считать так называемых западников (не только наших, но и болгарских, украинских и т.д.) людьми с гипертрофированным комплексом неполноценности, которые пытаются его реализовать холопством и угодничеством. Для меня в этом смысле непререкаемый авторитет - Ф.И. Тютчев, написавший в 1867 г.:

Напрасный труд – нет, их не вразумишь. –
Чем либеральней, тем они пошлее,
Цивилизация – для них фетиш,
Но не доступна им её идея.
Как перед ней не гнитесь, господа,
Вам не снискать признанья от Европы:
В её глазах вы будете всегда
Не слуги просвещенья, а холопы.


Рачинскому с большим трудом удалось убедить ряд представителей этого круга подписать письмо-обращение на имя Горчакова с просьбой получить монаршее согласие на создание Славянского благотворительного комитета. А когда Рачинский пытался, в меру своих сил и возможностей, направлять на учёбу в Россию болгар, ему стоило огромного труда пробить бюрократическую броню чиновников, занимающих позицию, далёкую от солидарности с южными славянами. И потом я не считаю, что занимаемую им позицию можно характеризовать термином «ярый славянофил». По-моему, он был истинно православный человек, который пытался, по мере сил и возможностей, помогать находившимся в крайне угнетённом состоянии единоверцам. И действовал он как настоящий патриот России, понимающий её историческую миссию.

– Издана книга М.Д. Долбилова «Русский край, чужая вера...», в которой даётся весьма нелестная характеристика всей деятельности А.В. Рачинского, в том числе и как дипломата. В этой книге сказано и о том, что Рачинского отозвали с дипломатической работы как не оправдавшего доверия.
– На мой взгляд, упомянутый вами автор демонстрирует то, о чем говорят: слышал звон, да не знает, где он. Действительно, к Рачинскому были претензии со стороны министерства в связи с тем, что он будто бы перерасходовал выделенные консульству средства для направляемых в Россию учащихся. Эти претензии были инспирированы, главным образом, посланником Лобановым-Ростовским, потому что на его бездеятельность Рачинский стал жаловаться непосредственно директору Азиатского департамента. Направляемые вице-консулом в посольство депеши оставались без движения. Поэтому-то он стал обращаться через голову посланника в МИД. Рачинского не отозвали из Варны, а вызвали в МИД для объяснений. Это его оскорбило. Поэтому, вернувшись в Варну, он письменно обращается напрямую к директору департамента Н.П. Игнатьеву, с просьбой об отставке. Просьбу он мотивировал «расстройством здоровья», низким окладом, недостаточным даже на содержание семьи, при том, что он «вынужден тратить домашние средства в ущерб благосостоянию семьи». Он также дал понять, что его решение вызвано и несогласием с той практикой, которую осуществляет правительство по оказанию содействия в переселении болгар в Россию.

Небесполезным будет также упомянуть и о секретном донесении в МИД преемника Рачинского в Варне А.А. Ольхина, которое хранится в архиве министерства. Потраченные Рачинским средства, пишет он, «пошли на помощь бедным, на поездки в Тырново и другие местности Болгарии, полезность которых подтверждалась недавним учреждением в Тырнове российского консульства». Деньги расходовались на направление многих молодых болгар в русские учебные заведения, продолжает Ольхин, причём до отъезда в Россию, в ожидании решения МИД и Святейшего Синода, вице-консул содержал их в Варне за свой счёт. Он лично готовил их, при содействии архимандрита Филарета, к успешному поступлению… Нередко снабжал учеников книгами и даже деньгами на дорогу, издавал на болгарском языке различные брошюры… и т.д. и т.п. Как говориться, комментарии излишни. Конечно, всегда были и будут такие люди, которые за удовольствие считают бросить в кого-нибудь ком грязи. А названного вами автора я бы спросил: много ли российских дипломатов известно ему, имена которых носят улицы городов в других государствах? К чести российской дипломатии, Болгария помнит имена графа Н.П. Игнатьева и А.В. Рачинского.

– Когда в Варне появилась улица имени Рачинского? Чья эта была инициатива? Где и в связи с чем была установлена мемориальная доска Рачинскому в Варне?

– Инициатива назвать улицу именем Александра Рачинского принадлежала общественности города. Община Варны приняла такое решение в 1912 г. по случаю 35-летия начала Русско-турецкой освободительной войны.
Мемориальная плита, посвящённая А.В. Рачинскому, установлена на доме, находящемся на улице, носящей его имя, и расположенном недалеко от кафедрального собора и Археологического музея. Её установили в 2007 г. по инициативе Российского генерального консульства и Общества дружбы с народами России и стран СНГ при поддержке городской администрации во главе с мэром Кириллом Йордановым.

– Что даст нашим современникам возвращение имени А.В. Рачинского и осмысление его деятельности для единения славян?

– Возвращение имени А.В. Рачинского обогащает нашу отечественную историю. Мы сами от этого становимся богаче и целеустремлённее. Его наследие учит тому, что человек, занимающий даже незначительную ступень в государственной службе, при творческом подходе к своим обязанностям может совершить многое. Его пример позволяет и сегодня обогатить дипломатическую практику.

Пару лет назад губернатор Тверской области, когда я ему рассказал о А.В. Рачинском, обмолвился, что в области есть программа увековечения имён выдающихся земляков. Было бы хорошо, если бы местные власти включили в эту программу имя Александра Рачинского. Болгары же вместе с генеральным консульством ежегодно в День российской дипломатической службы возлагают венки и цветы к мемориальной плите, посвящённой Рачинскому.

Беседу вёл Александр Коншин-Рачинский,
интернет газета «Столетие»

Комментарии наших читателей

Добавить комментарий

Ваше имя:
Сообщение:
Отправить

Февраль 2015

Специальное предложение

Юлия Маева "Мудрость любви"

ЧИТАТЬ ОНЛАЙН

Книгу Владимира из пос.Михнево 

"ТЫ ОТКРОВЕНИЯ УСЛЫШИШЬ ИЗ ПОТАЕННОЙ ГЛУБИНЫ"  

Дом-Усадьба Юрия Никулина открывает свои двери! 

 

Если вы хотите оказать нам помощь в развитии сайта и нашей благотворительной деятельности - разместите наш баннер на вашей страничке!




Органайзер доброго человека

Вывезти на свежий воздух и весеннюю прогулку свою семью.
Пригласить в гости старого друга.
Позвонить маме и отцу.
Отдать книги, диски и игрушки многодетной семье.
Помочь безработному соседу устроиться на работу.
Поговорить о жизни с сыном.
Оплатить (хоть раз в год) квартиру бедного родственника.
Подарить жене цветы.
Подумать о своем здоровье.
Отдать давние долги.
Покормить птиц и бездомных собак.
Посочувствовать обиженному сослуживцу.
Поблагодарить дворника за уборку.
Завести дневник для записи своих умных мыслей.
Купить диск с хорошим добрым фильмом.
Позвонить своей любимой учительнице.
Поближе познакомиться с соседями.
Помолиться об умерших родных и друзьях.
Пожелать миру мира и любви!