ВЗВОД СПОРТСМЕНОВ НАДЕЖНЕЕ БАТАЛЬОНА
В годы войны оружие в руки взяли сотни известных спортсменов: чемпионов и рекордсменов страны, Европы и мира. Они составили костяк отдельной мотострелковой бригады особого назначения (ОМСБОН). «Каждый спортсмен стоит в бою нескольких рядовых бойцов, а взвод спортсменов надежнее батальона», — это слова генерала армии Ивана Петрова. Первое боевое крещение созданная особая бригада приняла в битвах под Москвой. Где и была сформирована. Потом воины-спортсмены воевали по всей Европе. Колыбель ОМСБОН — московский стадион «Динамо». Именно там 1 июля 1941 года состоялся знаменитый митинг спортсменов и студентов Центрального государственного института физической культуры, на котором с пламенной речью обратился заслуженный мастер спорта гребец Александр Долгушин. И началось формирование бригады. Приказ подписал генерал армии Георгий Жуков. Откликнулись тысячи добровольцев. Но зачисляли далеко не всех. Прежде всего отбирали элиту, лучших из лучших — победителей и призеров чемпионатов страны, мастеров спорта, реже — перворазрядников. Среди зачисленных в строй — знаменитые чемпионы.

Чемпионы были на переднем крае


Конькобежец — многократный чемпион страны Анатолий Капчинский. Уникальный боксер — легенда ринга Николай Королев. Не менее знаменитый его коллега Сергей Щербаков. Знаменитые легкоатлеты Георгий и Серафим Знаменские. Штангист-рекорд смен Николай Шатов. Лыжница Любовь Кулакова. Восьмикратный чемпион страны борец Григорий Пыльнов и многие другие. Звездам спорта предстояло забыть о своих чемпионских регалиях, научиться жить по уставу и овладеть новым для себя ратным ремеслом. Стрельба, подрывное дело, топография, рукопашный бой — азы науки побеждать. Осенью 1941 года немцы вплотную подошли к Москве. Казалось, еще чуть-чуть, и их танки ворвутся в столицу. Основная база ОМСБОН в те дни находилась в Мытищах. В ночь на 17 октября бригаду подняли по тревоге. Бригаде особого назначения в случае прорыва немцев предстояло сражаться непосредственно на улицах Москвы. Главный рубеж обороны проходил по тогдашней улице Горького, ныне — Тверской. Окопами для бойцов стали квартиры окнами на центральную магистраль, ведущую к Кремлю.

В каждой квартире разместились по трое бойцов. Приказ звучал жестко: не отступать, стоять насмерть, уничтожать прежде всего фашистские танки. Чем? Бутылками с зажигательной смесью и противотанковыми гранатами. Благо боеприпасов хватало — по три десятка ящиков в каждой квартире, превращенной в крепость. Как вспоминали омсбоновцы, один из бойцов, здоровенный смекалистый парень, мастер спорта по метанию молота, решил повысить убойную мощность боеприпасов — если бить врага, то уж наверняка, чтобы места мокрого не осталось. Что сделал: отломал от дерева толстую прямую ветку, обстругал и на одном ее конце пристроил две противотанковые гранаты, а сверху — три 200-граммовые толовые шашки. Получившийся бутерброд перемотал изолентой. И назвал свое творение «чуча-мамой». Против танка в самый раз — разворочает до самых потрохов. На своих квартирных позициях в центре Москвы омсбоновцы оставались до марта 1942-го. Свои позиции они оставили, только когда фашистов отогнали от Москвы и угроза их внезапного прорыва в столицу миновала. Бойцы вернулись на базу в Мытищи. Но передышка длилась недолго. Война для спортивного спецназа обретала характер принципиально иной — разведывательно-диверсионный.

Не обороняться, а бить врага — так отныне ставилась задача. Рейды диверсионных групп ОМСБОН по немецким тылам — настоящее испытание силы и воли. Выдержать их мог только очень хорошо тренированный человек. Каждый омсбоновец был навьючен, как мул: один только автомат ППШ (легкие ППС появились в начале 1943 года) весил без малого пять килограммов, к нему шесть-семь дисков с патронами, плюс штук восемь гранат, да еще килограммов десять-двенадцать взрывчатки. За сутки бойцам приходилось преодолевать десятки километров, в основном бегом с редкими и короткими передышками. Основными целями диверсионных групп были склады с боеприпасами и горючим, мосты и железнодорожные составы с войсками и техникой противника. Согласно оперативным сводкам командования всего в немецкий тыл было заброшено 215 диверсионных групп ОМСБОН. Они взорвали десятки мостов, уничтожили более ста тысяч гитлеровцев, пустили под откос полторы сотни составов. Отгремела война. Омсбоновцы, кому посчастливилось остаться в живых, вернулись к своему делу — к тренировкам и соревнованиям. Но всегда помнили свои грозные фронтовые годы. А на стадионе «Динамо» и сейчас осенью собираются ветераны ОМСБОН. Спустя семьдесят лет. За проявленные мужество и героизм более двадцати омсбоновцев получили звание Героя Советского Союза. В общей сложности почти полторы тысячи бойцов отдельной мотострелковой бригады специального назначения были награждены орденами и медалями.

ОЛЬ БОКСА БЫЛ СМЕРТЕЛЬНЫМ ОРУЖИЕМ ДЛЯ ВРАГА НА ВОЙНЕ


Николай Королев стал сильнейшим боксером страны еще до войны. Он вместе с другими спортсменами-добровольцами прямо со стадиона «Динамо» отправился в учебный центр бригады особого назначения.

Прошел дополнительную спецподготовку. Командование готовило к заброске в тыл врага первые диверсионно-разведывательные группы. Знаменитого боксера зачислили в отряд специального назначения «Победители», который действовал за линией фронта. Его возглавлял полковник НКВД Дмитрий Медведев.

Однажды небольшую разведгруппу прижал к земле вражеский пулемет. Николай демонстративно бросил оружие и пошел с поднятыми руками «сдаваться». Немцы представить себе не могли, что эти руки — оружие не менее грозное, чем их пулемет. Подойдя ближе, «пленный» мгновенно отправил в нокаут четверых фашистов. Пятый, обер-лейтенант бросил автомат и встал в стойку.

— Тавай! — коверкая русские слова, крикнул он. — Бокс, Иван, бокс!
Королев от неожиданности пропустил первый удар и пошатнулся. Когда немец попытался ударить еще раз, Николай уклонился и нанес свой фирменный «королевский» встречный справа. Офицер рухнул. Уже потом выяснилось, что обер-лейтенант тоже был сильным боксером и даже видел Королева на ринге на рабочей Олимпиаде 1937 года в Антверпене и восхищался его победами.

Затем Королев спас своего командира Дмитрия Медведева от смерти. Николай Федорович в своей книге рассказал об этом так: «Наши вырвались из окружения, а на нас с командиром идут гитлеровцы. Кричу: «Перебегайте, товарищ командир!» Он вскакивает, начинает перебежку. Веду огонь по врагу. Потом быстро перебегаю сам. Метров, наверное, тридцать-сорок осталось до леса. Вижу: командир лежит на снегу, ртом жадно хватает снег. Достает гранаты, выкладывает их.

Говорит: «Коля, не могу… Ты беги. Я останусь здесь».

«Еще что!» — думаю.

Знал, что запас энергии человека неистощим. Если себя заставить, то силы найдутся. Как закричу: «Бегите!» Он удивленно посмотрел. Но, гляжу, собирает гранаты, встает. Открыл я по немцам огонь. Слышу: сзади кто-то поддерживает. Эсэсовцы залегли. Оглядываюсь — командир уже вошел в лес.

Вскочил тут и я, бегу к деревьям. Командир не может двигаться дальше. Ранен в голову. Взвалил я его на спину, пошли тихонечко. Так с километр шел. Встретили своих.

Они решили, что мы погибли, и собирались вернуться назад, отбить тела. Сдал я командира. Вижу — теперь в надежных руках». Раненого Медведева отправили в Москву на самолете. Через несколько недель Королев также был вызван в столицу — ему вручили орден Боевого Красного Знамени. После вой ны он победно выступал на ринге еще 10 лет.

ЗНАМЕНИТЫЙ КОНЬКОБЕЖЕЦ-ЖЕЛЕЗНОДОРОЖНИК ПРОДОЛЖАЕТ ЗАБЕГ В ВЕЧНОСТЬ. ОН ПОГИБ, ИЗРЕШЕЧЕННЫЙ 18 ПУЛЯМИ


У входа на столичный стадион «Локомотив» стоит памятник спортсменам, погибшим в годы Великой Отечественной войны. Каждый год к мемориалу возлагают цветы, отдавая дань памяти тем, кто, отказавшись от положенной чемпионам брони, добился отправки на фронт. И тем, кто оттуда не вернулся.

Один из них Анатолий Капчинский — спортсмен-железнодорожник, звезда конькобежного спорта довоенных лет, чемпион и рекордсмен страны. Он был награжден орденом Отечественной войны I степени посмертно.

— Его любимая дистанция — 1500 метров, хотя он бегал и 500-метровку, и тысячу, — рассказал «ВМ» первый заместитель главы Москомспорта, олимпийский чемпион по конькобежному спорту в беге на тысячу метров Николай Гуляев. — Но самых больших успехов он добился на полутора тысячах. Полторашку бегать очень тяжело, там нужны скорость спринтера и выносливость стайера. У Капчинского было и то и другое.

Уже перед войной Капчинский побил несколько рекордов и побеждал на чемпионатах Москвы. Параллельно работал на заводе инженером-железнодорожником. Поэтому его и не отпускали на фронт. У инженеров была «бронь». И тогда он по примеру многих спортсменов вступил в ОМСБОН. И в конце 1941 года участвовал в обороне Москвы. Был командиром отделения.

А в январе 1942 года Капчинский в последний раз встал на коньки. В Москве на Патриарших состоялось открытие конькобежного сезона. И это в те дни, когда нацисты кричали всему миру, что в считаные дни война закончится и они возьмут Москву.

На старт вышли четыре участника, но все знаменитости — Константин Кудрявцев, Платон и Игорь Ипполитовы, Анатолий Капчинский. И пусть их результаты были невысокими, но сам факт соревнований говорил о многом.

Затем летом 1942 года его перебросили в партизанский отряд на Украину. Его отряд должен был встретить очередную группу прибывающих бойцов. Первая группа нарвалась на карателей. Капчинский бросился им на помощь. Фашистов погибло более 40 человек, партизан всего двое. Но один из них, прошитый 18 пулями, был Анатолий.

БОРЕЦ СТРЕЛЯЛ ИЗ АВТОМАТА ОДНОЙ РУКОЙ, А ПЛОВЕЦ ПЕРЕПРАВИЛ ЧЕРЕЗ ПРОТОКУ РАНЕНОГО ТОВАРИЩА, РАБОТАЯ ТОЛЬКО НОГАМИ

Пловца Леонида Мешкова и борца Григория Пыльнова связывало то, что, еще не достигнув и 25 лет, они уже побили по количеству наград все рекорды. Мешков выиграл 42 (!) золотые медали и бил европейские и мировые рекорды в брассе и баттерфляе.

А Пыльнов был восьмикратным чемпионом страны по классической борьбе и уже преподавал в вузе. В начале войны оба командовали развед-группами. Пыльнов защищал Москву и погиб в начале 1942 года, когда совершал рейд в 300 километрах от Москвы. Все отмечали, что он стрелял из автомата с одной руки.

Пловец же Мешков был командирован в Ленинград.

На рассвете 1 августа 1941 года его поисковая группа вступила в бой. Разведчики стали отходить к реке Луге. У самой воды осколком мины ранило одного разведчика. Мешков наложил жгут товарищу, взвалил его на плечи и потащил к воде. Но в правое плечо ранило и его. Подхватив здоровой рукой товарища, он бросился в воду. Работая одними ногами, Мешков переплыл протоку. Многие сомневались, что он вернется в большой спорт. Но с весны 1943 года Мешков начал выступать, а еще через три года, в мае 1946 года, побил мировой рекорд на дистанции 100 метров.

Олег Говоров, Михаил Потапов

Комментарии наших читателей

Добавить комментарий

Ваше имя:
Сообщение:
Отправить

Апрель 2015

Специальное предложение

Юлия Маева "Мудрость любви"

ЧИТАТЬ ОНЛАЙН

Книгу Владимира из пос.Михнево 

"ТЫ ОТКРОВЕНИЯ УСЛЫШИШЬ ИЗ ПОТАЕННОЙ ГЛУБИНЫ"  

Дом-Усадьба Юрия Никулина открывает свои двери! 

 

Если вы хотите оказать нам помощь в развитии сайта и нашей благотворительной деятельности - разместите наш баннер на вашей страничке!




Органайзер доброго человека

Вывезти на свежий воздух и весеннюю прогулку свою семью.
Пригласить в гости старого друга.
Позвонить маме и отцу.
Отдать книги, диски и игрушки многодетной семье.
Помочь безработному соседу устроиться на работу.
Поговорить о жизни с сыном.
Оплатить (хоть раз в год) квартиру бедного родственника.
Подарить жене цветы.
Подумать о своем здоровье.
Отдать давние долги.
Покормить птиц и бездомных собак.
Посочувствовать обиженному сослуживцу.
Поблагодарить дворника за уборку.
Завести дневник для записи своих умных мыслей.
Купить диск с хорошим добрым фильмом.
Позвонить своей любимой учительнице.
Поближе познакомиться с соседями.
Помолиться об умерших родных и друзьях.
Пожелать миру мира и любви!