«ПОДЖИГАТЕЛИ» МОГУТ СТАТЬ ДОБРОВОЛЬЦАМИ ДЛЯ ТУШЕНИЯ ПОЖАРОВ
Руководитель противопожарной программы «Гринпис России» Григорий Куксин уволился из МЧС, чтобы обучать волонтеров тушению лесных пожаров. Мы узнали, что нужно сделать, чтобы не повторилась катастрофа 2010 года и почему МЧС пока не может обойтись без помощи волонтеров.

В стране есть некий перекос

— Как получилось, что вы ушли из МЧС и начали работать с волонтерами?

— Я начал заниматься общественной работой еще в студенческие годы. Тогда существовал институт внештатных инспекторов, и я был представителем студенческой дружины охраны природы, потом пошел работать инспектором в заказник «Журавлиная родина», руководил службой охраны Талдомской администрации особо охраняемых территорий. В 2000 году ее ликвидировали вместе с отдельным ведомством по охране природы и Министерством лесного хозяйства.

Поскольку я уже занимался природными пожарами, тушил леса и торфяники, решил продолжить это делать на службе в пожарной охране МВД, которую позже «поглотило» МЧС, где я проработал до 2004 года. Затем преподавал ОБЖ детям-инвалидам в школе. Потом оказался в «Гринпис».

— Тушение пожаров требует серьезной подготовки. Чему учат волонтеров?
— Есть официальные программы подготовки добровольцев, в которых, к сожалению, не учтена специфика природных территорий. Поэтому мы берем программу подготовки пожарных и к ней добавляем то, что касается лесной пирологии, техники и тактики тушения именно лесных пожаров. Зимой проходит целая серия семинаров с обязательной практикой, весной организуются учебные выезды.

— А это нормальная ситуация, когда волонтеры фактически заменяют собой государственную структуру?
— Конечно, так быть не должно. И у нас в стране есть некий перекос в этом отношении. Но я не заявляю, что доброволец более подготовлен, чем профессионал, тем более что пожарные гораздо сильнее именно в вопросах профильной деятельности. Волонтеры не возьмутся тушить сложные объекты, здания например, наравне с пожарными, мы можем выполнять только какую-то вспомогательную функцию. Мы находимся где-то на стыке между лесниками и пожарными.

Часто пожары пытаются скрыть

— Когда сталкиваетесь с сотрудниками пожарной службы во время работы, всегда ли удается достигнуть понимания или случаются конфликты?

— Бывает по-разному. Конфликты случаются с другими структурами, например представителями администрации, потому что часто пожары пытаются скрыть. Вообще есть очень давняя традиция врать и искажать информацию. И это самое опасное, ведь когда нет сил на тушение пожаров, нет ни машин, ни людей, искажать данные — это верный шаг к катастрофе.

Так получилось в 2010 году, когда уже в мае горели торфяники, а органы власти умудрялись это скрывать на протяжении долгого времени. Наша группа выезжала на очень крупный пожар во Владимирской области — горело 10 тыс. га, с трудом удалось спасти близлежащий поселок. И до сих пор этот пожар не фигурирует ни в одной отчетности!

Весь 2010 год — это история грандиозного обмана. В июле, когда началась страшная засуха и стало действительно тяжело тушить, горели огромные площади, и уже никакой возможности справиться с ситуацией не было. Пока у нас на бумаге сгорает 1–2 млн га леса, а в реальности это 12–13 млн, нет никакой возможности быстро выделить помощь на тушение пожаров.

— После 2010 года, этих пожаров и смога, было много заявлений со стороны властей. На деле что-нибудь предприняли, чтобы катастрофа не повторилась?

— В Московской области сделано много: сюда «влили» больше всего денег, появилась техника. Важный момент: к возможным пожарам готовятся так, как будто они пройдут точно по сценарию 2010 года. Как говорится, генералы готовятся к предыдущей войне. Новая угроза, которая явно недооценена со стороны власти, — это угроза ельников, насаждений, погибших от вспышки короеда-типографа, то есть порядка 30–40 тыс. га только в Московской области. Больные деревья не убрали вовремя, и сейчас они представляют реальную опасность. Это пороховая бочка, причем в тех районах, где раньше не горело.

— А кто должен был убрать эти деревья?

— Лесники. Но их не хватает. После принятия в 2006 году нового Лесного кодекса фактически перестала существовать лесная охрана и леса остались бесхозными. У нас раньше было чем действительно гордиться. Система тушения, выстроенная в советские годы, была, без преувеличения, самой сильной в мире. Многие страны перенимали советский опыт.

Со временем систему сломали и потеряли очень хороших профессионалов. Такой специальности, как лесной пожарный, больше нет. Оставшаяся авиационная лесная охрана пытается что-то делать, но она лишена возможности маневрирования и оперативности. Последний показательный случай был совсем недавно: в Карелии пожар пришлось тушить силами добровольцев, потому что пожарная охрана, к которой поступил звонок, с грустью сообщила, что у них нет топлива, чтобы лететь. С техникой тоже по-разному. Где-то она есть в достаточных количествах. Многое передали со складов Минобороны, в том числе адаптированные под нужды пожарной службы армейские грузовики, очень старые и почти не способные выполнять какие-то задачи. Но для сельской местности это все же лучше, чем ничего.

Огромные территории никому не подконтрольны

— Вы уже давно работаете с командами добровольцев. У вас еще остается энтузиазм, нет чувства «выгорания»?

— Конечно, я уже совсем по-другому смотрю на свою работу. Для волонтера главное — это конкретный результат, то есть потушенный пожар. Мне же хочется каких-то системных изменений.

— Как эти изменения должны выглядеть?

— Во-первых, нужно озвучивать проблему, а не скрывать ее. Здесь нельзя не отметить, что руководство страны впервые за очень долгое время согласилось с тем, что у нас есть факты искажения данных. Важно признать проблемы, связанные с Лесным кодексом, с межведомственным взаимодействием — у нас нет ни одной службы, которая бы отвечала за все пожары.

МЧС заверяет, что они занимаются только населенными пунктами, лесники — лесным фондом, при этом все остальные огромные территории фактически никому не подконтрольны. Очень часто возникают споры, кто должен тушить, кто может выделить людей и технику. И это очень серьезный момент, потому что если лесники выделят людей или трактор на тушение пожара на сельхозземлях, прокуратура их потом накажет за нецелевое использование бюджетных средств, а это уже уголовная статья.

Нужна информационная работа с детьми и взрослыми — работа, требующая эмоций, креатива, неформального подхода, не за деньги. Сейчас мы выпустили специальный диск «Пособие для учителей», где есть подборка фото- и видеоматериалов, мультфильмов с методиками проведения игр и конкурсов для детей. Это то, что хорошо смогут сделать люди неравнодушные и замотивированные и что плохо получается у чиновников.

У нас иногда дачные участки убирают с помощью поджогов травы, по принципу «пока ветер дует на соседа», когда народ наперегонки бросается убирать залежалую траву на своем дачном участке. И это гигантская проблема, а ведь 140 млн «поджигателей» могут стать 140 млн наблюдателей или добровольцев. И к этому нужно стремиться.

Яна Карбовская

Комментарии наших читателей

Добавить комментарий

Ваше имя:
Сообщение:
Отправить

Июнь 2013

Специальное предложение

В.С. «Старик ждал…»

ЧИТАТЬ ОНЛАЙН

Книгу Владимира из пос.Михнево 

"ТЫ ОТКРОВЕНИЯ УСЛЫШИШЬ ИЗ ПОТАЕННОЙ ГЛУБИНЫ"  

Дом-Усадьба Юрия Никулина открывает свои двери! 

 

Если вы хотите оказать нам помощь в развитии сайта и нашей благотворительной деятельности - разместите наш баннер на вашей страничке!




Органайзер доброго человека

Вывезти на свежий воздух и весеннюю прогулку свою семью.
Пригласить в гости старого друга.
Позвонить маме и отцу.
Отдать книги, диски и игрушки многодетной семье.
Помочь безработному соседу устроиться на работу.
Поговорить о жизни с сыном.
Оплатить (хоть раз в год) квартиру бедного родственника.
Подарить жене цветы.
Подумать о своем здоровье.
Отдать давние долги.
Покормить птиц и бездомных собак.
Посочувствовать обиженному сослуживцу.
Поблагодарить дворника за уборку.
Завести дневник для записи своих умных мыслей.
Купить диск с хорошим добрым фильмом.
Позвонить своей любимой учительнице.
Поближе познакомиться с соседями.
Помолиться об умерших родных и друзьях.
Пожелать миру мира и любви!