ПАРОВОЗ УДАЛОСЬ ОСТАНОВИТЬ!

Участвовать в реформировании системы здравоохранения должны не только чиновники, но и сами ее работники. В этом уверен президент Национальной медицинской палаты, директор НИИ неотложной детской хирургии и травматологии, доктор медицинских наук, детский хирург Леонид Рошаль. Добиваясь того, чтобы эта идея стала в России реальной практикой, как во многих странах мира, он не только выступает с резкой критикой Минздравсоцразвития, но и пытается сотрудничать с чиновниками.

– Леонид Михайлович, вы не раз называли законопроект «Об охране здоровья граждан в РФ» недоработанным. В Минздравсоцразвития, наоборот, утверждали, что он готов к принятию. 8 июля Госдума отложила его рассмотрение во втором чтении на осень. Что повлияло на решение чиновников?

– Я с ужасом думаю, что было бы, если бы этот закон приняли. Вопросов к нему много, около 30. Основных два. Во-первых, абсолютно не было прописано, какие медицинские услуги люди будут получать бесплатно, а какие – платно. Во-вторых, полномочия муниципалитетов в области здравоохранения передавались регионам. Не было сказано, чем тогда будут заниматься руководители муниципального здравоохранения. Цветочки сажать, бегать вытирать пот с лица хирургов? Я присутствовал на координационном совете Народного фронта. Там был и Путин. И у меня была возможность сказать ему прямо, что закон в таком виде принимать нельзя. Когда я объяснил, почему, он ответил: «Что торопиться?» Позже он еще раз это повторил, но какой-то паровоз продолжал проталкивать закон. Жесткая позиция Народного фронта его все же остановила. Мы отправили текст законопроекта не только во все 60 организаций, входящих в Национальную медицинскую палату, но и почти по двум тысячам адресов медицинских работников по всей стране с просьбой распространить его своим знакомым и друзьям. Несмотря на отпускное время, мы много работаем, чтобы подготовить предложения. Я каждый день созваниваюсь с коллегами. Мой рабочий день заканчивается в час-два ночи. Встаю в полседьмого.

– Ваша программа распространяется на все российское здравоохранение, а не только на детское. При этом вы не раз говорили, что, если бы вам предложили, вы бы отказались быть министром здравоохранения. Почему?

– Сейчас регулированием профессиональной деятельности медиков занимается министерство, а не профессиональные организации. Поэтому в сегодняшних условиях, я считаю, министром здравоохранения должен быть медик. В каждом из 83 субъектов Российской Федерации есть министр или руководитель департамента здравоохранения, которые были врачами, поднялись по карьерной лестнице и хорошо знают все проблемы. Если из 83 руководителей нельзя выбрать одного нормального, неодиозного, сумевшего добиться хороших показателей, то я спрашиваю: что у нас за страна? А мне 78 лет, и я выбираю те задачи, которые для меня более важны.

– По словам генпрокурора Юрия Чайки, главные коррупционеры – сотрудники МВД, учителя и врачи...

– Через наш институт проходит 40 тысяч детей. И нет ни одной мамы, которая заплатила бы хоть копейку. Есть у нас несколько так называемых улучшенных палат. Потому что находятся такие родители, которые хотят, чтобы в палате было два туалета, три телевизора и восемь холодильников. Ну, и пожалуйста. Но уровень диагностики и лечения для всех пациентов одинаков и не зависит от того, в какой палате они лежат. Когда журналисты пишут, что везде одна нажива в здравоохранении, я не верю. Это обижает нормальных врачей. Я был в Тверской области недавно. Заходил в Центральную районную больницу, говорил с заведующим травматологическим отделением. В отделении 60 коек, заведующий работает на полторы или две ставки и получает восемь тысяч. Ему поклониться нужно. И таких в России тысячи. Вы помните 90-е годы? Когда врачи вообще копейки получали. Многие подрабатывали электриками, строителями, извозом занимались, чтобы прокормиться. Но в коммерческие структуры за все эти годы из моих сотрудников ушли два человека. Остальные каждый день приходили, халатики надевали и шли лечить детей.

– Откуда вы знаете, что ваши сотрудники не берут взятки?

– Двух вышибли. Один из них говорил родителям: мол, давайте вашего ребенка профессор посмотрит, профессор операцию сделает. Это определяется быстро, мы друг друга знаем достаточно хорошо. Но отношение к подаркам, которые пациенты после лечения дарят врачам, я изменил. Раньше я был абсолютно нетерпим к этому. Несколько лет назад я лежал в Первой градской больнице. В общей палате: хотел глазами пациента посмотреть, как живет российское здравоохранение. За неделю до выписки я стал думать, что я должен подарить санитарке, которая судно выносила, сестре, лечащему врачу, заведующему отделением. И вот пришел я с известными подарочками к заведующему. И я был такой счастливый, когда он мне сказал: «Слушай, сумасшедший, ну-ка забирай все и катись отсюда». Я сказал: «Спасибо», и у меня от сердца отлегло. Люди бывают разные. Некоторые уходят молча, даже спасибо не сказав, хотя с их ребенком, может быть, врачи сутки в реанимации работали. Другие говорят спасибо, и этого достаточно. А третьи непременно хотят что-то подарить. Бутылки несут – спаивают медиков. Женщинам цветы дарят. Я считаю, что, если человек искренне хочет отблагодарить врача, это не плохо. И если кто-то Mercedes подарит врачам, я только обрадуюсь. Но если кто-то из медиков, да еще в государственном учреждении, говорит: «Ты мне сначала заплати, а потом я буду тебя лечить», или: «А потом буду менять твою постель», вот тогда нужны прокуроры.

– Даже пациенты столичных больниц жалуются, что им приходится самим покупать лекарства и протезы: в медучреждениях не дают. В вашем НИИ нет таких проблем?

– На больного тратят расходные материалы. Иногда тарифы не покрывают стоимости этих расходных материалов. Например, если мы лечим московского ребенка по высоким технологиям, то тариф включает оплату дорогостоя. Но если у нас лечится не московский ребенок, а у нас их около 20%, и ничего с этим не сделаешь, то Москва дорогостой (датчики внутричерепного давления, металлоконструкции при травме позвоночника и прочее) не оплачивает. Их должны оплачивать страховые компании из регионов, откуда этот ребенок, но у них этот дорогостой не предусмотрен, у них его нет в тарифе. Возникает проблема, которую иногда нужно решать в течение минут, так как от этого зависит жизнь ребенка. Ребенок может поступить и в 12 часов ночи. И что тогда? Приходится предлагать состоятельным родителям покупать самим. Ни один ребенок не должен остаться без лечения. Но в сегодняшних условиях может остаться, и не только из-за нехватки лекарств в больницах. В онкогематологии, например, ребенка лечат, когда он лежит в стационаре. А когда выписывают, бесплатных лекарств не хватает, и родители должны ему покупать такие дорогие лекарства, что хоть все продавай – машину, квартиру. А квоты для детей – это позор, я считаю. Квоты можно было бы оставить только для того, чтобы правильно распределить мощности, знать, кого куда направить. Один институт может принять в год 200 детей, другой 500 детей, а третий 20. Но все должны получить помощь.

– После вашего выступления на форуме медицинских работников в апреле Минздравсоцразвития пожаловалось на вас Путину, а через несколько дней после этого у стен вашего НИИ неизвестные устроили провокацию. Часто ли вы попадаете под гнев министерства? Диалог не получается совсем?

– Я к диалогу готов. Но его нет годы. Любой человек, который высказывает какое-то иное мнение, – враг Минздрава. Но почему? Я постоянно получаю от министерства мелкие пакости. Случаи, которые вы перечислили, – из их числа. Последний пример – история с ребенком, который пострадал в аквапарке в Турции. Мне позвонили из Общественной палаты, спросили, возьмем ли мы его. Мы неоднократно брали таких же утопленников (он ведь полчаса под водой пробыл) из Египта и Турции, у нас есть необходимое оборудование для работы с ними. Я говорю: «Да, возьмем». Эту новость распространили не мы, а Дмитрий Давыденко из Общественной палаты. Во многих газетах написали, что в клинику Рошаля будет доставлен этот ребенок. А его провезли мимо клиники Рошаля в 9-ю детскую больницу. Это неплохая больница. Но мне никто даже не позвонил сказать, что в НИИ ребенка не доставят. Мои ребята в субботу ждали, когда его привезут, в ночь с субботы на воскресенье ждали, я в 10 утра на работе был в воскресенье. Позвонил сам – оказалось, что ребенок в 9-й. Куда его отвозить, решал Минздрав, и этот маневр был совершен, чтобы дать по носу институту. Это мелкая пакость. Некрасиво это. И противно.

Светлана Башарова

Комментарии наших читателей

Николай Петрович, Уфа 2058 дней назад в 09:01:40
Слава Богу, что в нашем отечестве есть такие врачи, как Леонид Рошаль. Он хоть заботится о нас, людях, и что-то может сделать для оздоровления медицыны. Здоровья и долгих лет жизни ему!

Добавить комментарий

Ваше имя:
Сообщение:
Отправить

Август 2011

ЧИТАТЬ ОНЛАЙН

Книгу Владимира из пос.Михнево 

"ТЫ ОТКРОВЕНИЯ УСЛЫШИШЬ ИЗ ПОТАЕННОЙ ГЛУБИНЫ"  

Дом-Усадьба Юрия Никулина открывает свои двери! 

 

Если вы хотите оказать нам помощь в развитии сайта и нашей благотворительной деятельности - разместите наш баннер на вашей страничке!




Органайзер доброго человека

Вывезти на свежий воздух и весеннюю прогулку свою семью.
Пригласить в гости старого друга.
Позвонить маме и отцу.
Отдать книги, диски и игрушки многодетной семье.
Помочь безработному соседу устроиться на работу.
Поговорить о жизни с сыном.
Оплатить (хоть раз в год) квартиру бедного родственника.
Подарить жене цветы.
Подумать о своем здоровье.
Отдать давние долги.
Покормить птиц и бездомных собак.
Посочувствовать обиженному сослуживцу.
Поблагодарить дворника за уборку.
Завести дневник для записи своих умных мыслей.
Купить диск с хорошим добрым фильмом.
Позвонить своей любимой учительнице.
Поближе познакомиться с соседями.
Помолиться об умерших родных и друзьях.
Пожелать миру мира и любви!