Игнат СОЛЖЕНИЦЫН, дирижер и пианист: ПРОИЗВЕДЕНИЯ ОТЦА МЕНЯ СОПРОВОЖДАЮТ ПОСТОЯННО

В московском музее-заповеднике «Царицыно» прошел фестиваль «Классика и джаз», одним из главных гостей которого стал знаменитый дирижер и пианист, сын великого русского писателя, Игнат Солженицын.

— Игнат Александрович, насколько подобные открытые концерты распространены в Америке, где вы живете?
— Гораздо больше, чем в России. Все главные симфонические оркестры имеют свои летние квартиры в местах популярного отдыха. Летом на зеленых склонах холмов собирается до 25 тысяч человек — люди просто приносят коврики, садятся на траву и слушают музыку. Рад, что и у нас эта традиция приживается.

Жвачка для зрителей

— В недавнем интервью Дмитрий Хворостовский сказал, что в последние годы ситуация с отношением к классической музыке в российской провинции ухудшилась.

— Мне положение видится иначе: жизнь оркестров не так тяжела, как в 90-е годы. Зарплаты стали божеские. Но по-прежнему слишком много зависит от губернатора: захотел — дал денег, не захотел — коллектив нищенствует.

Недавно в Мариинском театре английский режиссер Грэм Вик поставил «Бориса Годунова» с прямолинейным перенесением событий на сегодняшние московские площади, в Государственную думу... Говорят, в таком примитивно-политизированном стиле теперь на Западе ставят чуть ли не все русские оперы.
— Примитивизм я бы назвал общей болезнью современной режиссуры, не только на Западе и не только по отношению к русской опере. Зрителю подсовывают жвачку, будто он сам не в состоянии провести параллели между эпохами. Между тем лобовое перенесение исторического сюжета в современность давно уже стало избитым приемом.

— И еще одна модная тема — гендерные отношения. Тот же Хворостовский рассказывал об «омерзительных» (его выражение) постановках «Евгения Онегина» в Париже и Мюнхене, где главная страсть — не между Онегиным и Татьяной, а между Онегиным и Ленским: это, дескать, ближе Чайковскому...
— Дмитрий прав, это омерзительно не из-за характера подобных отношений, а потому что этого нет у Пушкина и у Чайковского.

— Вы преподаете фортепиано в том же Кертисовском музыкальном институте, который когда-то сами окончили. Есть ли среди ваших студентов русские?
— Вообще в Кертисе учатся трое-четверо русских: девушка-композитор, гобоист, кларнетист. Но в моем фортепианном классе русских нет, преобладают китайцы.

Где взять столько залов и публики?

— Денис Мацуев любит рассказывать, что в Китае не то 60, не то 100 миллионов человек обучаются игре на фортепиано.

— Самое страшное, что их уровень потрясающий. Почему страшное? Потому что их слишком много. Ну сколько высококлассных пианистов нужно на мир? 500? Тысяча? Боюсь, 10 тысяч — уже чересчур: где взять столько залов и публики?

— Воспитываете ли вы у ваших учеников специальный интерес к русской музыке?
— Специальный — нет. Этого не требуется. Просто в мире по большому счету есть немецкая музыка и русская. И все остальное.

— У вас трое собственных детей. В чем они талантливы?
— Они очень разные. Старший, Дмитрий, очень любит музыку — причем не только слушать и играть (он занимается на фортепиано), но и размышлять о ней. Вообще очень любит науку: математику, биологию. Но и в футбол, бейсбол, баскетбол охотно играет. Анна занимается на скрипке, приносит хорошие отметки. А Андрюше только четыре года, он пока просто радуется жизни, брату и сестре, своему велосипеду.

— Следите за современной русской литературой?
— Слежу с опозданием. Уже когда о чем-то заговорили, тогда и я берусь, причем, бывает, и под влиянием отрицательных отзывов. Скажем, недавно прочел «Метель» Сорокина. Интересно, не жалею. Но ведь и на классику надо находить время. Много, например, рассказов Чехова, которых я не читал или не помню, перечитываю — Боже, сколько здесь печали и мудрости!

— Игнат Александрович, а к произведениям отца возвращаетесь?
— Они меня сопровождают постоянно. Не могу сказать, что читаю их каждый день. Хотел бы, но время и силы ограничены. Но всегда думаю, что буду из него перечитывать в следующий раз.

— Сверяете ли вы с его книгами все то, что происходит сейчас в России? Тем более что она уже далеко не та обманчиво спокойная страна, какой казалась еще год назад.
— Боюсь, в моем выборе нет прямой связи с событиями, которые выплескиваются на телеэкраны. Я не выбираю по теме: скажем, вот надо обязательно перечитать «Как нам обустроить Россию?» или «Россию в обвале». Просто чувствую, что соскучился по этой книге. А сверять... Как же без этого?

Семья — главная опора в жизни!

— Мелькнула жестокая мысль: счастье, что Александр Исаевич не увидел того нарастающего разрыва между надеждами и действительностью, который означает, что его книги не нашли отклика у соотечественников.

— Не могу с вами согласиться — и не согласиться не могу. Только не думаю, что его это огорчило бы больше, чем то, что было в советские времена. Во всяком случае, в сталинское. Так что какая бы ни была сегодня ситуация, тяжелая или постылая, не надо ее ни в коей мере сравнивать с тем, что было.

— В нашей беседе прозвучало имя Дениса Мацуева. У вас с ним много общего: прекрасные пианисты, фонтанирующие энергией люди: Из важных различий: Денис держится близко к власти, вы от нее дистанцированы. Какая позиция вам кажется более правильной для художника?
— Для самого искусства близость его создателя к власти не значит ничего. А вот для поддержки этого искусства — вопрос другой. Но в целом, думаю, близость к власти больше отяжеляет жизнь художника, чем облегчает.

— Трогательно было видеть вас на концерте в Царицыно с мамой. Удастся в этот приезд встретиться с братьями, их детьми?
— Встречаемся по возможности. Младшего брата сейчас в Москве нет, зато старший на месте, мы вчера вместе смотрели спортивные соревнования по телевизору. Недавно были крестины племянника. Семья — главная опора в жизни!

— Когда следующий визит на родину?
— Осенью приеду на гастроли: Нижний Новгород, Петербург, Саратов, Самара: До Москвы доберусь в феврале. Сейчас я в полуобмороке — уже конец сезона, хочется хотя бы маленького отпуска, пусть не физической, но психологической паузы.

— Поедете на южные моря?
— Что вы, для меня отдых — это никуда не ездить: буду в Нью-Йорке, в Вермонте, в доме отца...

Сергей Бирюков

Комментарии наших читателей

Добавить комментарий

Ваше имя:
Сообщение:
Отправить

Август 2012

Специальное предложение

В.С. «Старик ждал…»

ЧИТАТЬ ОНЛАЙН

Книгу Владимира из пос.Михнево 

"ТЫ ОТКРОВЕНИЯ УСЛЫШИШЬ ИЗ ПОТАЕННОЙ ГЛУБИНЫ"  

Дом-Усадьба Юрия Никулина открывает свои двери! 

 

Если вы хотите оказать нам помощь в развитии сайта и нашей благотворительной деятельности - разместите наш баннер на вашей страничке!




Органайзер доброго человека

Вывезти на свежий воздух и весеннюю прогулку свою семью.
Пригласить в гости старого друга.
Позвонить маме и отцу.
Отдать книги, диски и игрушки многодетной семье.
Помочь безработному соседу устроиться на работу.
Поговорить о жизни с сыном.
Оплатить (хоть раз в год) квартиру бедного родственника.
Подарить жене цветы.
Подумать о своем здоровье.
Отдать давние долги.
Покормить птиц и бездомных собак.
Посочувствовать обиженному сослуживцу.
Поблагодарить дворника за уборку.
Завести дневник для записи своих умных мыслей.
Купить диск с хорошим добрым фильмом.
Позвонить своей любимой учительнице.
Поближе познакомиться с соседями.
Помолиться об умерших родных и друзьях.
Пожелать миру мира и любви!