НИКОЛАЙ ГУМИЛЕВ БЫЛ ВЫЧЕРКНУТ ИЗ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ НА ЦЕЛЫХ 65 ЛЕТ

... В конце августа 1921 года, предположительно 24 числа, где-то под Петроградом погиб Николай Гумилев – русский поэт Серебряного века, создатель школы акмеизма, переводчик, критик, путешественник, офицер. Его жизнь не была, к сожалению, долгой.

Письмо в ЦК


Николай Гумилев был вычеркнут советской властью из отечественной литературы на целых 65 лет из-за обвинения в мифическом заговоре сенатора Таганцева. Все попытки вернуть поэта в литературу заканчивались неудачей. Когда на улице задули свежие ветры, попытки вернуть поэта из советского небытия возобновились. В апреле 1986 года это удалось «ЛитРоссии». Не знаю, как - знаю, как удалось «Огоньку».

К юбилею Гумилева сотрудники литотдела журнала хотели сделать публикацию его стихов. В «Огоньке» и в старые времена изредка - когда можно было убедить в их необходимости замшелого и закоснелого главного редактора А. Софронова и преодолеть сопротивление партийных кураторов - появлялись публикации Ахматовой, Цветаевой, Пастернака, Белого. Ну а в новые времена думали, что особых трудностей не будет.

Одиозного Софронова уже «ушли», а нового главного- В.Коротича еще в журнал не прислали. В. Солодин, один из руководителей Главлита, время от времени помогавший «Огоньку» в публикации «сомнительных» поэтов, посоветовал обратиться с письмом, подписанным крупным деятелями культуры, к секретарю ЦК по идеологии А.Н.Яковлеву. Лишь его «добро» могло вернуть Гумилева к читателю.

Письмо подписали Дмитрий Лихачев, Вениамин Каверин, Валентин Распутин, Евгений Евтушенко, Иилья Глазунов, Илья Зильберштейн и Иигорь Петрянов-Соколов. Никто не отказал, все хотели возвращения поэта в литературу. За подписью Распутина корреспонденту «Огонька» Феликсу Медведеву пришлось слетать на один день в Иркутск. Позже в коридорах «Огонька» я слышал его шутку о самой дорогой на его памяти и самой короткой командировке — за одной строкой самолетом в Сибирь и обратно.

«Подписанты» напоминали «архитектору перестройки», что в последние годы советскому читателю стали известны произведения таких авторов, как А.Аверченко, И.Бунин, А.Ремизов, М.Цветаева и других и выражали мнение, что пришло время пересмотреть и отношение к творческому наследию Гумилева. Тем более что поэт не написал ни одного произведения, направленного против советского строя.

Пять лауреатов Государственной премии СССР, один народный художник СССР и один Герой Социалистического Труда просили для начала разрешить публикацию биографической заметки о нем в одном из апрельских номеров журнала, затем издать небольшой сборник в «Библиотеке «Огонька», и после этого приступить и к изданию всего наследства поэта. Письмо до адресата дошло, согласие на публикацию было получено.

Дуэль и жены

Первый сборник стихов «Путь конквистадоров» вышел в 1905 г. и был ученический не только в литературном отношении, но и в житейском (он увидел свет за год до окончания гимназии) - отметил Валерий Брюсов. Но мэтр отечественной словесности разглядел в начинающем стихотворце – Поэта. После окончания гимназии Гумилев уехал учиться в Сорбонну, там произошло первое знакомство с мировой культурой.

Он был начитан и блестяще образован. В песках Сахары под палящим солнцем читал стихи Ронсара, в сырых окопах Первой мировой – «Столп и сотворение истины» Флоренского, в охваченном революционным бредом Петрограде - «Мелкого беса» Сологуба.

Он ухаживал за женщинами, стрелялся на дуэли с Волошиным из-за Черубины де Габриак (Елизаветы Дмитриевой), женился на Анне Ахматовой.

С Ахматовой не сложилось, оба были не приспособлены для семейной жизни. Семейная лодка разбилась не о быт - о бытие. Никто из двоих не хотел жертвовать своей свободой, она хотела сохранить свою самостоятельность, он не поддаться ее колдовским чарам. Сергей Маковский, хорошо знавший этих двух неординарных людей, вспоминал: от Ахматовой Гумилев «требовал поклонения себе и покорности, не допуская мысли, что она существо самостоятельное и равноправное.

Любил ее, но не сумел понять. Она была мнительно-горда и умна, умнее его; не смешивала личной жизни с поэтическим бредом. При внешней хрупкости была сильна волей, здравым смыслом и трудолюбием. Коса нашла на камень». Отношения превратились в тайное единоборство, единоборство закончилось в 1918 году, когда Ахматова объявила, что хочет с ним расстаться и ушла к ассириологу и поэту Шилейко.

В том же году он женился на другой Анне – Энгельгардт. Ее отец был известным литературоведом и историком, мать в первом браке замужем за Бальмонтом. Другая Анна была, ровна, выдержанна и покорна. Гумилев нашел тихую гавань.

После прихода к власти большевиков, Гумилев трудился в издательстве «Всемирная литература», учил молодых и продолжал писать стихи.

Он остался монархистом, но без надрыва. Православным – без нетерпимости к инаковерящим. Среди разворошенного большевиками быта 20-х годов, среди холода, голода, внесудебных расправ и расстрелов, выброшенный на берег революционной волной, он оставался самим собой – поэтом Николаем Гумилевым и пел прежние гимны.

В тюрьму попросил передать Библию и Гомера

3 августа Гумилева арестовали по подозрению в участии в так называемом «заговоре Таганцева». Сборник «Огненный столп», который он сначала хотел назвать «Посредине странствия земного» вышел, когда поэт уже сидел в тюрьме. Книгу он посвятил своей второй жене - Анне Николаевне Гумилевой. В тюрьму попросил передать Библию и Гомера.

На одном из допросов Гумилев признал, что если бы Кронштадтское восстание распространилось на Петроград, то был бы на стороне восставших. Этого было достаточно для вынесения приговора. Всех участников «заговора» (всего 61 человек) поставили к стенке. Солдаты, бывшие рабочие и крестьяне, вскинули винтовки и … В глазах поэта не было ни смятения, ни страха….

По свидетельству секретаря Луначарского А. Э. Колбановского, отменить расстрельный приказ Дзержинского и тем самым спасти Гумилева просила наркома просвещения М.Ф. Андреева, бывшая до революции женой Горького. Она явилась к Луначарскому рано утром, была чрезвычайно взволнована и настаивала, чтобы он немедленно позвонил Ленину. Луначарский сдался и связался с вождем. Ленин некоторое время молчал, потом произнес: «Мы не можем целовать руку, поднятую против нас», — и положил трубку. Нарком передал ответ Ленина Андреевой.

В 1960-70-х годах выходила «Библиотеки всемирной литературы». В отведенном русской поэзии рубежа XIX-XX веков тому места для Николая Гумилева не нашлось. В издательстве «Художественная литература», где выходила «Библиотека», рассказывали, что редактора долго боролись, чтобы восстановить справедливость и чуть ли не писали на самый верх. Через некоторое время вместо письменного ответа им передали устный: «Один раз расстреляли - возвращаться к этому делу нет смысла».

Лишь при Горбачеве состоялся пересмотр «дела Гумилева» и с него было полностью снято обвинение в контрреволюционном заговоре, что воскресило его поэзию теперь уже для широкого читателя, но не могло воскресить автора».

Геннадий Евграфов

Комментарии наших читателей

Добавить комментарий

Ваше имя:
Сообщение:
Отправить

Август 2013

Специальное предложение

Наталья Желнорова

ЧИТАТЬ ОНЛАЙН

Книгу Владимира из пос.Михнево 

"ТЫ ОТКРОВЕНИЯ УСЛЫШИШЬ ИЗ ПОТАЕННОЙ ГЛУБИНЫ"  

Дом-Усадьба Юрия Никулина открывает свои двери! 

 

Если вы хотите оказать нам помощь в развитии сайта и нашей благотворительной деятельности - разместите наш баннер на вашей страничке!




Органайзер доброго человека

Вывезти на свежий воздух и весеннюю прогулку свою семью.
Пригласить в гости старого друга.
Позвонить маме и отцу.
Отдать книги, диски и игрушки многодетной семье.
Помочь безработному соседу устроиться на работу.
Поговорить о жизни с сыном.
Оплатить (хоть раз в год) квартиру бедного родственника.
Подарить жене цветы.
Подумать о своем здоровье.
Отдать давние долги.
Покормить птиц и бездомных собак.
Посочувствовать обиженному сослуживцу.
Поблагодарить дворника за уборку.
Завести дневник для записи своих умных мыслей.
Купить диск с хорошим добрым фильмом.
Позвонить своей любимой учительнице.
Поближе познакомиться с соседями.
Помолиться об умерших родных и друзьях.
Пожелать миру мира и любви!