НОВЫЙ ЗАСТОЙ ЦЕРКВИ

Как живет церковь после падения СССР – беседа с профессором Санкт-Петербургской духовной академии протоиереем Георгием Митрофановым.

— Отец Георгий, как можно коротко охарактеризовать исторический момент, в котором церковь находится сегодня?

— Исторический путь Русской православной церкви за последние два десятилетия был столь неожиданным, что нуждается в скорейшем осмыслении, потому что сегодня мы стоим на своеобразном рубеже, когда и церкви, и обществу нужно сделать выбор, чтобы решить, какими они хотят быть по существу.
— Давайте по порядку: 1990-е годы, как мне кажется, для церкви оказались полной неожиданностью. Были ли схожие периоды в российской истории?
— Я считаю, что это время наряду с первоначальным периодом монгольского завоевания и с периодом Временного правительства было моментом самого свободного положения церкви в нашем государстве. Тогда церковь могла проявить себя очень активно. Лично я тогда, подобно многим, пережил ощущение чуда: коммунизм рухнул, значит, большая часть нашего общества духовно-нравственно отринула его от себя и теперь мы ждали возрождения той России, где на протяжении 900 лет доминантой выступала православная церковь.
И поначалу внешне все так и выглядело: после празднования тысячелетия крещения Руси в 1988 году количество крещений выросло в разы, а кредит доверия церкви был просто удивительным. На экранах начали появляться представители церкви, в которых даже чисто внешне стали видеть самых несоветских людей. Возникли разговоры о том, что каким-то чудесным образом только церковь и смогла сохраниться в этот длительный, кровавый, бессмысленный в своей жестокости и бездуховности советский период.
— Этот период тогда называли "третьим крещением Руси".
— Да, но теперь, видя современное печальное положение церкви, мы можем говорить, что во многом оно — следствие тех триумфалистских настроений, которыми мы в свое время увлеклись. Нам казалось, что наш народ в душе все еще православный и ему не хватает внешних атрибутов: храмов, монастырей, священников. Довольно страшная реальность лично для меня как для священника и для историка начала проступать уже в середине 1990-х годов. Оказалось, что на самом деле для подавляющего большинства нашего общества отторжения коммунистической идеологии и советского образа жизни не наступило. Общество вовсе не испытывало потребности отвернуться от его бездуховности и обезбоженности.
— Но была же довольно сильная прослойка людей, ищущих правду или Бога.
— Сегодня можно сказать, что эти люди приходили в церковь, крестились и при этом вовсе не собирались становиться христианами. Они не стремились преображаться духовно и нравственно, не собирались становиться членами церковных общин и участвовать в таинствах. Они даже не собирались привносить в свою жизнь элементарные христианские ценности: не убий, не укради, не лги... Ведь большевики отлично доказали, что эти заповеди в определенных ситуациях и для определенных людей не работают. Вот почему, хотя число крещений в нашей стране за первые 10 лет свободы совести росло, деморализация общества продолжалась. Мы говорим, что церковь — это тело Христово и каждый новокрещеный, если он ведет церковную жизнь, становится членом этого тела Христова, а если нет, он остается телом инородным. Крестя людей, не собиравшихся стать христианами, мы как будто вбивали гвозди в тело Христово.
— Тем не менее чисто внешне за это время церковь стала жить очень хорошо. Зачастую простые граждане, как в сказке про Кота в сапогах, спрашивают: чьи это владения?..
— Действительно, церковь затрачивала немало усилий на то, чтобы восстанавливать храмы. И, конечно, это надо было делать. Но в этой деятельности, направленной на внешнее благоукрашение церковной жизни, мы постепенно стали восприниматься как еще одна корпорация, работающая по принципам современного рынка. Многие люди, привыкшие к таким отношениям со своими ближними и с обществом, ощущали себя в церкви вполне привычно. А те, кто этим тяготился, склонны были разочаровываться в церкви, видя в ней новый коммерческий институт. Произошло нечто такое, чего ожидать, мне, например, было очень сложно. Церковь в этом противоестественном развитии начала терять саму себя. Будучи изначально призванной быть царством не от мира сего, она усиленно пыталась вписаться в менявшийся, но остающийся обезбоженным мир, который был вокруг нас.
— Нулевые годы, первые годы нового века, для России стали временем успокоенности, нового застоя, а какими они были для церкви?
— К началу 2000-х общество, в том числе и церковное, настолько устало от необходимости действовать, зачастую бесплодно и безрезультативно, что у всех возникло желание покоя. Поднявшиеся цены на нефть позволяли без серьезных экономических преобразований обеспечить некий стабильный материальный уровень жизни. И вдруг обнаружилось, что церковь тоже может жить достаточно спокойно в качестве — я уже не раз употреблял это словосочетание и подвергался за него суровой критике — комбината ритуально-бытовых услуг, то есть в парадигме общества массового потребления, которое худо-бедно начинает формироваться. Само по себе потребление ни хорошо, ни плохо, но задача церкви — показать людям, что не в материальном достатке, не в успешности карьеры они должны видеть смысл жизни, а во внутренней свободе, в том числе и от всего этого. В стремлении созидать отношения с людьми по принципам, отличным от законов рынка. Здесь, к сожалению, церковь часто выступает весьма конформистски по отношению к тем процессам, которые происходят в нашем обществе. Так что нулевые годы, то есть второе десятилетие после 1991-го, стали для нас действительно очень нулевыми. Правда, как мне кажется, сегодня мы наконец-то перестали питать иллюзии относительно собственного положения. Сегодня мы видим конкретные задачи и пытаемся их решать.
Надо сказать, что напряженная, может быть, кажущаяся в чем-то даже излишней, активность нашего нового патриарха Кирилла — это результат осознания тех проблем, которые стоят перед церковью. Чтобы хоть немного сдвинуть эту ситуацию, сейчас патриарх дробит епархии, пытаясь сократить огромную дистанцию между архиереем, рядовым духовенством и мирянами, вынуждая архиереев активнее заниматься своей малой епархией, вовлекать людей в подлинную церковную жизнь.
— Вы не раз говорили, что возрождение той России, в которой церковь была доминантой, сегодня уже невозможно. Что, на ваш взгляд, нас ждет в исторической перспективе?
— Мы действительно прошли какую-то точку невозврата. Дореволюционная Россия исчезла навсегда. Мы навсегда потеряли ту Россию, но из этого не надо делать трагедию — надо извлекать уроки. Было много негативных тенденций, которые привели к победе большевиков. Самая главная, на мой взгляд, состояла в том, что церковь не смогла сформировать у основной массы нашего народа христианского мировоззрения, которое позволило бы ему давать христиански мотивированные ответы на вызовы современности. Вот почему лозунг "Грабь награбленное!" у большинства не встречал никакого внутреннего сопротивления.
Сегодня на наших глазах рождается какая-то новая страна, где доминируют черты советскости, причудливым образом переплетаясь с осколками дореволюционной России и с элементами страны третьего мира. Одна из моих книг называется строчкой из стихотворения Владимира Соловьева: "Россия 20-го века. Восток Ксеркса, Восток Христа?". По-другому этот же вопрос можно задать так: на что мы хотим опираться — на собственную силу и земную славу или на Бога? Россия свой выбор уже сделала: она отвергла возможность превратиться в Восток Христа в 90-е и к концу нулевых стала Востоком Ксеркса. Но сейчас этот вопрос нужно задавать нашей церкви как земному учреждению: хочет она быть церковью Христа или церковью Кесаря? И вот это самое главное.

Елена Кудрявцева

Комментарии наших читателей

лев 2047 дней назад в 06:29:37
Люди сейчас усиленно ищут путь к Богу. Но не в Церкви, а в интернете. Но, к сожалению, там много шарлатанов.
Кирилл 2046 дней назад в 13:23:17
На пятки наступают мусульмане и надо не допустить, чтоб мы предали свое православие. Это же религия наших отцов!
Антон Петрович, С-П 2046 дней назад в 13:44:08
Только однажды в церкви встретил бесплатные свечи. Сколько стоят- спросил, когда не увидел ценников. Нисколько -ответили мне. а если хотите что-то пожертвовать -положите деньги в ящичек. А так все ДОРОГО! Софрино стало как Газпром боготейшей коммерческой организаций. Это не увеличивает любви к церкви.
Жорж, Львов 2046 дней назад в 21:24:36
Честная позиция всегда вызывает уважение. Россия должна быть с Христом, на нее равняются и другие страны.
Лида Моковец, Самара 2045 дней назад в 11:49:06
Я свою веру не потеряла оттого, что в церкви все продается как в магазине, понимаю что им тоже надо выживать, но считаю что если б они как пишет Антон Петрович стали бы жить на пожертвования,хоть даже и чуть беднее. Люди это оценят.

Добавить комментарий

Ваше имя:
Сообщение:
Отправить

Ноябрь 2011

ЧИТАТЬ ОНЛАЙН

Книгу Владимира из пос.Михнево 

"ТЫ ОТКРОВЕНИЯ УСЛЫШИШЬ ИЗ ПОТАЕННОЙ ГЛУБИНЫ"  

Дом-Усадьба Юрия Никулина открывает свои двери! 

 

Если вы хотите оказать нам помощь в развитии сайта и нашей благотворительной деятельности - разместите наш баннер на вашей страничке!




Органайзер доброго человека

Вывезти на свежий воздух и весеннюю прогулку свою семью.
Пригласить в гости старого друга.
Позвонить маме и отцу.
Отдать книги, диски и игрушки многодетной семье.
Помочь безработному соседу устроиться на работу.
Поговорить о жизни с сыном.
Оплатить (хоть раз в год) квартиру бедного родственника.
Подарить жене цветы.
Подумать о своем здоровье.
Отдать давние долги.
Покормить птиц и бездомных собак.
Посочувствовать обиженному сослуживцу.
Поблагодарить дворника за уборку.
Завести дневник для записи своих умных мыслей.
Купить диск с хорошим добрым фильмом.
Позвонить своей любимой учительнице.
Поближе познакомиться с соседями.
Помолиться об умерших родных и друзьях.
Пожелать миру мира и любви!