НЕЗАВИСИМЫЙ ДУХ ВЕРОНИКИ ДОЛИНОЙ
Знаменитая российская поющая поэтесса Вероника Долина ненадолго заглянула в родную Москву ради нескольких выступлений. В «Гнезде глухаря» она представила программу «Обнаружено тело женщины», а ее перформанс в клубе «Альма-матер» называется «Троянский конь». 

Во Франции уютнее и удобнее 

— Вы сейчас значительно меньше, чем прежде, находитесь и выступаете в России. Почему?
— Тому есть миллион причин. Будь все элегантнее с концертами здесь, возможно, появлялась бы в Москве чаще, а так — я больше во Франции. Там, безусловно, всё уютнее, удобнее, красивее, интереснее, а в последнее десятилетие и вовсе несопоставимо с тем, что происходит здесь. Так уж вышло. Кроме того, с юности в моем загашнике есть французский язык (по профессии Долина — преподаватель французского языка), и он в моей жизни там, естественно, востребован. 

— Но ваша аудитория во Франции всё равно, полагаю, остается преимущественно русскоязычной?

— Само собой. Но я там и не певец. Просто много общаюсь, вожу дружбы. В принципе, являюсь такой тетушкой, которая занята своими увлечениями и иногда нянчит детей, внуков. Хотя детей уже не понянчишь, они взрослые, а вот внуков мне привозят. Мой младший сын во Франции учится, а муж просто наслаждается французскостями всякими. Я живу не в Париже, в провинции. Читаю, пишу, перевожу, слушаю музыку, наблюдаю, погружаюсь в историю, копаюсь в антикварных безделушках. 

— Ваши стихи минувшего лета выглядят высказыванием человека с одной стороны умиротворенного, нашедшего свою гавань, с другой — все-таки о чем-то тоскующего.

— Конечно. У меня нет многолетнего опыта писания во Франции и закусывания устрицами своей тоски. Есть опыт конкретно этого лета. Раньше я совершенно не дружила с интернетом, но дети оказали на меня свое влияние, и я присобачилась к Facebook. Плюс они по-разному, но достаточно активно участвовали в российских зимне-весенних протестных флуктуациях, и я тоже ходила для поддержки на митинги. Видела всю игрушечность этих милых собраний и совсем неигрушечность российской реальности. И вот с июля, уехав во Францию, стала писать от одного до трех и даже пяти стихотворений в день и выкладывать их в Сеть. Это очень оздоровляет, всем рекомендую. 

Не верь, не бойся, не проси 

— Интересно, что французский шансон — Брассанс, Брель, Гензбур, Азнавур — это ведь не обособленный жанр, а фактически национальный мейнстрим. У нас же представители авторской песни (Высоцкий не в счет) почему-то всенародными кумирами не стали, не сблизились с эстрадой. 
— У нас многое не как у людей. Мы и слово «йогурт» узнали на полвека позже остального мира. Да, бардовские песни ненадолго оказались в России властителями дум. Но все изменилось. И сейчас откуда взяться другому? Еще 20 лет назад мне думалось, что мы акклиматизируемся в европейской культуре. Пусть будем и немножко на обочине. Но на обочине Европы, а не, условно говоря, в сомнительных лидерах Азии. 

Однако с этим ничего не получилось. Мы не вышли в Брассансы. Не появилось в России уютных залов с бархатными креслами, частных библиотек, ресторанчиков, где собиралась бы интеллигентная публика. В общем, не сформировалась просвещенная буржуазия европейского типа, которая, собственно, и слушает того же Брассанса. Еще лет 5–7 назад я по этому поводу расстраивалась, а теперь пережила. 

— На ваш взгляд, в российской истории был период, когда не только в узких сословиях, но в обществе в целом высоко ценилась репутация человека? 
— По слухам — да. Отчасти и мне удалось уловить подобное в 1960–1970-е годы, когда репутация еще была существенным понятием. Поймать косые взгляды, но не тыкание пальцем в спину, мог человек, который неправильно вел себя, допустим, в местах заключения и вышел оттуда с волочившимся за ним скверным шлейфом. Среди литературных людей это было, и в киносреде. 

Сейчас такое уже вряд ли возможно. Лакейство вновь в чести, заискивание нижестоящих перед вышестоящими естественно, оно — залог к персональному продвижению. Меня это мало затрагивает. Я — неформал, ибо с 1980 года нигде не служу. Да и до того два года прослужила в редакции журнала института физических проблем, где директорствовал Петр Леонидович Капица. Это тоже в сущности была неформальная среда. Я мало знаю про тех, кто покорно брел на овощебазу, бился за распределение отпусков или сейчас переживает: дадут ли премию или 13-ю зарплату? Подлинно зависимые люди мне встречались редко, так расположились звезды. 

— Вам близка всё чаще сейчас поминаемая интеллигентами арестантская заповедь — не верь, не бойся, не проси?
— Да, этот заповедный лагерный закон. Мы еще в начале 1990-х делали вечер с таким названием, и эти слова были напечатаны на билетах. В них есть сакральное и ничего уголовного. Это формула независимого духа, который гнут-гнут, да не согнут. 

Михаил Марголис

Комментарии наших читателей

Наталья Владимировна, Москва 1603 дня назад в 21:34:10
Я очень люблю Веронику Долину. Она человек моего поколения. Всегда хожу на ее концерты, когда она приезжает в Москву, жаль, что редко. Каждый раз - это радостная встреча.
Ольга Моисеева, Нефнеюганск 1598 дней назад в 08:33:58
Философствуют из далека. А пожила бы здесь -без антикварных побрякушек и без бархатных салонов. Что бы сказала? И какой совет-дети, учите французский!

Добавить комментарий

Ваше имя:
Сообщение:
Отправить

Ноябрь 2012

Специальное предложение

Алла Иошпе

ЧИТАТЬ ОНЛАЙН

Книгу Владимира из пос.Михнево 

"ТЫ ОТКРОВЕНИЯ УСЛЫШИШЬ ИЗ ПОТАЕННОЙ ГЛУБИНЫ"  

Дом-Усадьба Юрия Никулина открывает свои двери! 

 

Если вы хотите оказать нам помощь в развитии сайта и нашей благотворительной деятельности - разместите наш баннер на вашей страничке!




Органайзер доброго человека

Вывезти на свежий воздух и весеннюю прогулку свою семью.
Пригласить в гости старого друга.
Позвонить маме и отцу.
Отдать книги, диски и игрушки многодетной семье.
Помочь безработному соседу устроиться на работу.
Поговорить о жизни с сыном.
Оплатить (хоть раз в год) квартиру бедного родственника.
Подарить жене цветы.
Подумать о своем здоровье.
Отдать давние долги.
Покормить птиц и бездомных собак.
Посочувствовать обиженному сослуживцу.
Поблагодарить дворника за уборку.
Завести дневник для записи своих умных мыслей.
Купить диск с хорошим добрым фильмом.
Позвонить своей любимой учительнице.
Поближе познакомиться с соседями.
Помолиться об умерших родных и друзьях.
Пожелать миру мира и любви!